Союзпатент является старейшей ведущей юридической фирмой, предоставляющей услуги в области охраны интеллектуальной собственности в России и других странах, включая Азербайджан, Армению, Беларусь, Грузию, Казахстан, Кыргызстан, Латвию, Литву, Молдову, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украину и Эстонию.
В нашей команде более 160 квалифицированных специалистов, включая 50 зарегистрированных патентных поверенных и юристов. Мы предлагаем клиентам услуги, основанные на многолетнем практическом опыте во всех областях науки и техники.
Наши клиенты - крупнейшие международные компании, научные учреждения, государственные и муниципальные органы, предприятия, предприниматели и индивидуальные изобретатели из более чем 90 стран мира.

О правовом значении официальных публикаций Роспатента и о дате возникновения исключительного права по патенту.

17 января 2006

Опубликована «Интеллектуальная собственность – Промышленная собственность», №9,  2005

Фелицына С.Б., Патентный поверенный,

 генеральный директор ООО «Союзпатент» (Москва)

О правовом значении официальных публикаций Роспатента и о дате возникновения исключительного права по патенту

Несмотря на значительный прогресс отечественного патентного права, особенно заметный после принятых в 2003 г. изменений и дополнений в Патентный закон Российской Федерации (далее – Закон), в патентном законодательстве сохраняются положения, которые неоднозначно трактуются как специалистами-патентоведами, так и неспециалистами в области патентного права.

На наш взгляд, разделы Закона, посвященные официальным публикациям, не дают чёткого определения правового значения такого значимого действия, как официальная публикация сведений. В результате имеет место неоднозначное трактование таких важных базовых понятий, как дата возникновения и дата прекращения исключительного права, с которыми иногда путают даты начала и окончания действия патента. При этом понятие «действие патента» является искусственным  и никакой действительной смысловой нагрузки не несет. Зачастую неоднозначную позицию занимают суды, а также следователи прокуратуры, расследующие «преступления» о нарушении патентных прав (которых еще не было). Вряд ли можно признать удачным положение закона, требующего доктринального толкования для определения временных рамок патентной монополии.

Попробуем разобраться, почему  существующая редакция Закона не позволяет дать однозначный ответ на простой вопрос. Как представляется, неспециалисты в области патентного права могут путать указанные даты уже на основании формулировки статьи 3 Закона, определяющей базовое понятие «правовая охрана». В частности, в данной статье указано, что:

«1. Права на изобретение, полезную модель, промышленный образец охраняются законом и подтверждаются соответственно патентом на изобретение, патентом на полезную модель и патентом на промышленный образец.

2. Патент удостоверяет приоритет, авторство изобретения, полезной модели или промышленного образца и исключительное право на изобретение, полезную модель или промышленный образец.

3. Патент на изобретение действует до истечения двадцати лет с даты подачи заявки в федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности».

При буквальном толковании п.3 статьи 3 Закона действительно получается, что патент начинает действовать с даты подачи заявки. 

При такой недостаточно точной формулировке статьи 3 Закона не вносит ясности в вопрос о дате возникновения исключительного права на изобретение, полезную модель и промышленный образец и статья 10 «Права и обязанности патентообладателя». В соответствии с п.1 статьи 10 (в редакции Федерального закона от 07.02.2003. №22-ФЗ) патентообладателю принадлежит исключительное право на изобретение, полезную модель и промышленный образец. Никто не вправе использовать запатентованные изобретение, полезную модель или промышленный образец без разрешения патентообладателя, в том числе совершать названные в данной статье Закона действия, за исключением случаев, если такие действия в соответствии с настоящим Законом не являются нарушением исключительного права патентообладателя. Однако и в статье 10 нет определения даты возникновения исключительного права.

Таким образом, после изучения статей 3 и 10 Закона  открытым остается вопрос в отношении момента возникновения исключительного права. Исключительное право на изобретение, полезную модель и промышленный образец удостоверяется патентом, выдаваемым уполномоченным государственным органом в соответствии с действующим законодательством. Этот орган сам указывает в охранном документе дату «начала действия патента»! На основании этого может быть сделан вывод, например, патентовладельцем, что раз патент «действовал», то он подтверждал исключительное право его владельца.

Более того, государство в ряде случаев даже получало государственную пошлину «за действие патента», начиная с третьего года, считая с даты подачи заявки, которая уплачивается при получении патента. Обычной является ситуация, когда по сложным заявкам экспертиза ведется 4-5 лет и более. Как определить, спустя несколько лет после выдачи такого патента, действовал ли он, например, на третий год после подачи заявки? Можно рассудить, что, поскольку в охранном документе содержится запись о том, что патент действует с даты подачи заявки, и за определенный год уплачивалась пошлина «за поддержание патента  в силе», следовательно, в этот определенный год патент действовал. Выглядит убедительно, только следует заметить, что в этот определенный год «действия» патента самого патента не существовало физически, а была лишь заявка, по которой проводилась экспертиза. Возникает правомерный вопрос: «Какое исключительное право подтверждал «действовавший патент» (за действие которого государство получило пошлину), но  которого не существовало физически в указанный момент?

В данной ситуации будет верным следующее утверждение: т.к. патента физически не существовало (он еще не выдан), то патентообладатель (в то время еще являвшийся заявителем) не может предъявить претензий, ибо не может продемонстрировать патент, который подтверждает его исключительное право. Но существует еще одна норма – срок исковой давности, предусмотренный Гражданским кодексом Российской Федерации. Этот срок составляет три года, и патентообладатель, только что получивший патент, пытается «возместить убытки» за нарушение исключительного права за три года, предъявляет патент, который «действовал», квитанцию об уплате пошлины за поддержание патента в силе. Некоторые патентообладатели сразу по получении патента пишут соответствующие заявления в прокуратуру о преступлении, предусмотренном статьей 147 Уголовного кодекса Российской Федерации (нарушение патентных прав), и следователи прокуратуры  расследуют «преступления» о нарушении несуществовавшего исключительного права. А норма в Законе, четко указывающая на дату возникновения исключительного права, отсутствует! Результатом различного толкования даты возникновения исключительного права могут стать ошибки, затрагивающие судьбы людей.

Как же установить момент возникновения исключительного права, исходя из положений Закона? В соответствии с п.1 статьи 26 Закона Федеральный орган исполнительной   власти по интеллектуальной собственности (единственный орган, уполномоченный на выдачу патента) после проведения им экспертизы поданной заявки на выдачу патента и  при условии уплаты заявителем государственной пошлины за выдачу патента вносит сведения об изобретении, полезной модели, промышленного образца в соответствующий Государственный реестр и выдает патент. В соответствии со статьей 25 Патентного закона Федеральный орган исполнительной власти по интеллектуальной собственности  публикует сведения о выданном патенте в официальном бюллетене. Т.е. возможность защиты своих исключительных прав возникает после даты публикации сведений о выдаче патента.

Срок действия патента (вернее максимально возможная дата окончания срока действия патента) на изобретение определяется именно датой подачи заявки. С этой даты отсчитывается срок окончания действия патента, который составляет 20 лет для патента на изобретение, 5 лет для патента на полезную модель и 10 лет для патента на промышленный образец при условии ежегодной уплаты патентообладателем государственной пошлины за поддержание патента в силе (вопросы продления и восстановления патента в данной статье не рассматриваются).

Дата подачи заявки не может считаться «датой начала действия патента» в смысле определения момента возникновения исключительного права на изобретение. Дата возникновения исключительного права на изобретение может быть косвенно установлена, исходя из смысла статьи 22 Закона, определяющей временную правовую охрану изобретений.Временная правовая охрана изобретения возникает у заявителя (не являющегося патентообладателем) в соответствии со статьей 22 Закона: «Заявленному изобретению с даты публикации сведений о заявке до даты публикации сведений о выдаче патента предоставляется временная правовая охрана в объеме опубликованной формулы, но не в большем, чем объем, определяемый формулой, содержащейся в решении о выдаче патента на изобретение.

2. Временная правовая охрана считается ненаступившей, если заявка на изобретение была отозвана или признана отозванной либо по заявке на изобретение принято решение об отказе в выдаче патента и исчерпана предусмотренная настоящим Законом возможность подачи возражения против этого решения.

3. Физическое или юридическое лицо, использующее заявленное изобретение в период, указанный в пункте 1 настоящей статьи, выплачивает патентообладателю после получения патента денежную компенсацию. Размер компенсации определяется соглашением сторон.

4. Положения пункта 3 настоящей статьи распространяются на изобретения, полезные модели и промышленные образцы с даты уведомления заявителем использующего их лица о поданной заявке на выдачу патента, если в отношении изобретений эта дата наступила ранее даты публикации сведений о заявке, а в отношении полезных моделей и промышленных образцов - ранее даты публикации сведений о выдаче патента».

То есть в статье 22 Закона упомянуто, что временная охрана действует до даты публикации сведений о выдаче патента на изобретение. Это положение позволяет некоторым исследователям сделать вывод, что с момента публикации изменяется характер правовой охраны и… возникает исключительное право на изобретение.

Публикация сведений о выдаче патента производится согласно статье 25 Закона. Следовательно, с даты публикации любое лицо считается уведомленным о выданном патенте. Фактически существует и еще одна важная дата - дата регистрации изобретения в Государственном реестре. Регистрация осуществляется согласно статье 26 Закона. При этом по смыслу сначала происходит регистрация изобретения, а потом уже публикация, хотя статьи стоят в Законе в обратном порядке. Дата публикации сведений и дата регистрации согласно изученным мною патентам совпадают. Однако Закон  (статьи 25 и 26) четко не устанавливает, что данные две даты по сути должны совпадать.

В соответствии с регистрационным порядком предоставления правовой охраны изобретениям в Российской Федерации представляется обоснованным мнение, что именно дата регистрации изобретений является датой, с которой у заявителя возникает исключительное право на изобретение. Вместе с тем возможность защиты своих исключительных прав возникает после публикации. В соответствии с п. 1 ст. 10 Патентного закона «никто не вправе использовать запатентованное изобретение (полезную модель) без разрешения патентообладателя» после регистрации изобретения в Государственном реестре. Однако узнать о наличии такого права возможно только после публикации, то есть нарушение исключительного права в силу отсутствия вины (лицо не знало и не могло знать о существовании исключительного права) будет отсутствовать до даты публикации.

Используя теорию патентного права, можно похожие замечания сделать и в отношении понятия «досрочное прекращение действия патента» (статья 30 Закона). Уместным является вопрос: «С какого момента прекращается исключительное право патентообладателя в случае досрочного прекращения действия патента (например, при неуплате в установленный срок патентной пошлины)?» Если в качестве такой даты считать момент истечения установленного Законом срока для уплаты пошлины (без официальной публикации), то происходит нарушение законных прав и интересов неограниченного круга лиц. Действительно, история патентного права показывает, что законная патентная монополия прекращается при неуплате суверену. Но как быть с законопослушными подданными, которые продолжают не использовать изобретение, считая его под охраной патента? Кто возместит им убытки, например, в виде упущенной прибыли от неиспользования изобретения, ставшего уже общим достоянием из-за прекращения действия патента. Действующая редакция Закона не дает ответа на данный вопрос.

Официальная публикация в бюллетене Роспатента (как и публикация любого Патентного ведомства) - это предусмотренное законом  «универсальное» уведомление неограниченного круга лиц о возникновении  (уступке, прекращении) исключительных прав. По своему смыслу именно публикация и является моментом, с которого должно возникать исключительное право, в смысле возможности запрещать третьим лицам использовать соответствующий объект без согласия обладателя прав. Исторически именно публикация сведений о возникновении законной патентной монополии являлась обязательным ее условием. Именно с момента публикации данных о патентной монополии она и возникала.  Именно к такому балансу частных и общественных интересов пришли западные страны, развивающие свои патентные системы в рамках правовых государств. К сожалению, такое значение официальной публикации не отражено в действующем российском патентном законодательстве, что и порождает вышеописанные коллизии.      

Не слишком тщательный подход российского законодателя, видимо, передался и на практику официальных публикаций. Некоторые из них (например, о прекращении действия патента), многие месяцы (порой годами) ждали своего часа в силу перегруженности соответствующих подразделений. Известны случаи, когда публикации сведений о прекращении действия патента именно в силу их временного отставания вносили правовую неопределенность в правоотношения и являлись предметами  последующих судебных разбирательств.  Следует отметить, что в настоящее время случаи значительного «запаздывания» официальных публикаций встречаются все реже. Соответствующие подразделения Роспатента работают достаточно четко. Однако полностью забывать о существовавшей практике пока еще рано. 

Полагаем, что изменения в Закон, определяющие момент возникновения  (уступки, прекращения) исключительного права должны быть внесены для исключения двусмысленности толкования и приведения его в соответствие с основными началами патентного права. Также необходима тщательная правовая регламентация вопросов сроков и порядка официальных публикаций, ибо именно с публикацией должен быть связан не только момент возникновения, но и моменты уступки и прекращения исключительного права.

Схожие замечания можно было бы сделать в отношении возникновения исключительных прав на товарный знак, но это должно являться предметом отдельной публикации.