Союзпатент является старейшей ведущей юридической фирмой, предоставляющей услуги в области охраны интеллектуальной собственности в России и других странах, включая Азербайджан, Армению, Беларусь, Грузию, Казахстан, Кыргызстан, Латвию, Литву, Молдову, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украину и Эстонию.
В нашей команде более 160 квалифицированных специалистов, включая 50 зарегистрированных патентных поверенных и юристов. Мы предлагаем клиентам услуги, основанные на многолетнем практическом опыте во всех областях науки и техники.
Наши клиенты - крупнейшие международные компании, научные учреждения, государственные и муниципальные органы, предприятия, предприниматели и индивидуальные изобретатели из более чем 90 стран мира.

Конституционный Суд о параллельном импорте

16 марта 2018

13 февраля 2018 года Конституционный Суд Российской Федерации (КС) принял Постановление № 8-П, которое затрагивает судебную практику в сфере параллельного импорта. Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

В своем постановлении КС признал не противоречащим конституции национальный принцип исчерпания исключительного права на товарный знак, указав, что он применяется во взаимосвязи с обязательными для России международными договорами, в том числе Договором о Евразийском экономическом союзе. В то же время КС сформулировал следующие правовые позиции в отношении применения законодательства к параллельному импорту.

Во-первых, суды не должны применять такие же по размеру (тяжести последствий) меры гражданско-правовой ответственности к нарушителям, импортирующим продукцию с товарным знаком, размещенным правообладателем или с его согласия, и нарушителям, импортирующим поддельную продукцию, потому что степень угрозы для законного оборота и степень общественной опасности таких нарушений не одинакова. Указанная дифференциация мер ответственности проводится судами только в том случае, если параллельный импорт не повлек для правообладателя убытков, сопоставимых с убытками от использования товарного знака на поддельной продукции. В каждом конкретном случае меры гражданско-правовой ответственности должны определяться исходя из требования адекватности порождаемых ими последствий (в том числе для лица, в отношении которого они применяются) тому вреду, который причинен в результате противоправного деяния в целях соблюдения принципа соразмерности. Такие меры ответственности, как изъятие из оборота и уничтожение, могут примеряться к нарушителям, импортирующим продукцию с товарным знаком, размещенным правообладателем или с его согласия, лишь в случае ненадлежащего качества товаров и (или) для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей.

КС признал недопустимым защиту интересов правообладателей в суде без оценки судами добросовестности их поведения, а также без оценки того, может ли предоставление судом такой защиты создать угрозу для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья граждан, охраны природы и культурных ценностей, других публично значимых и конституционно защищаемых интересов. Суды отказывают в защите интересов правообладателей, действующих недобросовестно, а также в случае угрозы упомянутым выше интересам.

Как несоответствующие конституционно значимым ценностям рассматриваются следующие действия, если они приводят к ограничению доступа российских потребителей к соответствующим товарам, прежде всего тем, наличие которых на внутреннем рынке является жизненно важной необходимостью (например, отдельные категории лекарственных средств, оборудование для жизнеобеспечения населения и т.д.):

  1. недобросовестное использование механизма национального (регионального) исчерпания исключительного права на товарный знак, в частности ограничивающего ввоз на внутренний рынок Российской Федерации конкретных товаров;
  2. завышении цен на российском рынке по сравнению с другими рынками в большей степени, чем это характерно для обычной экономической деятельности и для удовлетворения разумного экономического интереса правообладателя.

Если эти действия совершаются в связи с применением санкций против России и (или) ее хозяйствующих субъектов, то они представляют особую опасность для публичных интересов. Если правообладатель совершает такие действия в отношении российского рынка, следуя режиму санкций, то такое поведение правообладателя может само по себе рассматриваться как недобросовестное.

Мы готовы предоставить более детальную информацию по указанным вопросам в случае обращения к нам по конкретной ситуации.